Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Помня Прошлое, Созидая Будущее, Жить Настоящим!

Традиция - Революция - Интеграция

Вы, Старшие, позвавшие меня на путь труда, примите мое умение и желание, примите мой труд и учите меня среди дня и среди ночи. Дайте мне руку помощи, ибо труден путь. Я пойду за вами!

Наши корни
: Белое Дело (РОВС / РОА - НТС / ВСХСОН), Интегральный национализм (УВО / УПА - ОУН / УНСО), Фалангизм (FET y de las JONS / FN), Консервативная революция (AF / MSI / AN / ELP / PyL)
Наше сегодня: Солидаризм - Традиционализм - Национальная Революция
Наше будущее: Археократия - Энархизм - Интеграция

26 июл. 2011 г.

Кирилл Серебренитский: Я - советский

** Голуби, ненасытные голуби, - повсюду ковыляют,увалисто, хромовато, но неустанно; даже не стаи, а - рои голубей: они кормилисьна элеваторе, на Хлебной площади, (город Куйбышев, на реке Волге); ярко-белый их помёт - везде, привычный - как жухлые листья, как окурки, как пропылённые мешочные туши пьяниц, (они часто попадались на глаза, среди голубиного помёта); и –на обшарпанной кирпичной стене, - забытый, незамечаемый никем, плакат, замытый дождями, прокопчёныйбензиновой гарью, - на плакате – еле различим уже, - тоже: круглый, зобастый,сонно-довольный - Голубь. Мира.
Это первое, что мне вспоминается - если иметь ввиду не вычитанный, исторический, а – мой личный Союз: геральдический символ этой страны – жирный, мутный, беспокойный, в вечных поисках пищи, -серый голубь.
Эта страна мне определённо не нравилась. Изначально.

Кирилл Серебренитский: Я - православный монархист и патриот

-Так вышло, что в основном я придерживался тропинки, обозначенной, так или иначе, словом – «монархия». Вышло так. Это началось ещё чуть ли не в детстве: я тогда искал Своих.
Я много времени провёл в монастырях, православных, старообрядческих и католических: то есть – среди людей, которые ищут праведности и стараются жить правильно.
Я тянулся к монархистам, - тем, кто печалится из-за того,что не довлеет над нами злато-властная блаженная тяжесть Империи.
Я, уж если решался выбираться из одиночества, - оказывался среди самых право-радикальных патриотов, то есть тех, кто любит Россию.

** Я прожил уже длинную (уж поверьте) жизнь, и – вот что я готов озвучить: я Своих не нашёл.
Каждый раз я делал шаг, два, и – отлетал назад, мягко, небольно, смеючись, - я очень давно уже решил, что всё это – игра такая. Это само собой получалось: отлетать.
Они меня не отталкивали, они - были отталкивающи. Как-то там, – встопорщено, взъерошено, сердито, сквалыжно, обидчиво-обиженно, и: главное-то: очень, очень (какое бы слово подобрать, чтобы усилить значение слова «очень»? даже «чудовищно» - как-то в данном случае стёрто, неподходяще), - очень очень очень очень очень очень очень: невежественно.
И каждый раз, - с каждым разом привычнее, - я – в своё Одиночество (идеологическое, философское, социальное, социопатическое ) : юрк. Дверь на замок, лимон в чай, - и хорошо мне.
Всего могу, может, три, ну, четыре имени вспомнить (за четверть века уж, ох) – те, (монахи, монархисты, патриоты), - кто мне показался не то, чтобы Своими, а так, - троюродными. Пожалуй, - именно тем, что, по их случайным усмешкам усталым обмолвкам, - я почуял: и для них это тоже – игра.

** Сейчас вот, собственно, - если прибегнуть к инвалидному креслу для разума, сиречь к Логике, - то, - я вынужден признать(ся):

Кирилл Серебренитский: Я - советский: расстрелянный дедушка и другие

** Я не хочу, тут, по крайней мере, спорить с кем-то: я пишу о себе – самому себе.
Но - вне контекста неосоветизма последних лет, - просто у меня самого, теоретически, должно бы возникнуть соображение: а может, моё белогвардейство – это, на самом деле, и есть большевизм?
Ведь вся советчина, которую я помню – это, собственно,мирное угасание мирового пожара; чёрные брёвна с пепельной сединой поверху,истоптанный пожарными снег, зябкие, избитые огнём, непристойно обнажённые стены недостроенного коммунизма.
Или: – вот: дракон, уже почти насмерть околдованный злобными заморскими карликами, окаменелый, - обращённый в гигантскую, до неба, статую, паралично бессильный (еле глаз шевелится) памятник самому себе. Засиженный уже мириадами голубей.
Только изредка какой-то укутанный кургузый малыш задерёт голову:
- Бабушка, кто это? Ну кто это? Кто это? Ну скажи, скажиииии – кто это?
И толстая, насуплено оберегающая бабушка – только одёрнет его, с сердцем:
- Рот закрой. Опять воздуху наглотаешься. Из простуды в простуду, прости Господи.

** А – ведь: было (ну, вроде бы): от океана до океана – дивно бушевал и ревел краснознамённый пожар, (и поэты, - Блок, например, - открыв губастые рты, подслеповато всматривались в торжество освобождённой стихии, - пока вдруг не опаляло им шёлковые банты, лиры, венки и - пребольно! - крупные поэтические носы).
И – могучеовсставал из пламени - гималаеподобный сталеблещущий тысячесаблезубый: ТИРАНОЗАУРУС, - голодно и весело щерился, всматривался немигающими мудрыми глазками - сразу прикидывая расстояние для прыжка: аж до границ Галактики.

** Можно предположить, что именно об остывании, угасании, тлении Империи-Союза – о том, что мне не досталось уже, почти не застал я краешком, - мои детские печали.
Вдруг я, на самом-то деле - запоздалый Кибальчиш?
Хотя у печали совсем другой вкус. К печали не должно бы примешиваться, - то, что яственно ощущаю я в отношении СССР: омерзение.

Кирилл Серебренитский: Я - советский белогвардеец


Просто враг, враг по определнию, - только, не более чем, враг, - скребущийся в каких-то тёмных уголках, вся жизнь которого только - изощрение отрицания (шебуршащие неустанные поиски: чего бы там ещё поотрицать-то); враг, который - весь: только раздражение, вечно кипящее, с бульканьем и приствистом, как старый чайник, только - взывающая обида, сквозь которую весь мир рассмаривается, как свозь надколотое зелёное стёклышко; только - радость от несчастий своего врага, тоска - от его побед; враг, который за избранным своим, родным, кровно-животворящим врагом, - ради которого и живёт этот враг, враждуя, - нет.
Это противно.
Это не я. правда. если бы я был таким - не стал бы о себе писать ни за что, скрывал бы свою зависимую, завистливую, влюблённую враждебность, - как поганый прыщ.

** Я - белогврадеец. В 15 - или там 19 - лет моих, - я. пронзённый и выпрямленный очередной раз этой мыслью, - вполне искренне вскидывал подбородок, щёлкал каблуками, вспыхивал взором. Мысленно, конечно. Хотя - даже, - бывало, кажется, - и перед зеркалом.
Сейчас я , разумеется, давно уже ничего не вскидываю и ничем не щёлкаю. Тем не менее, я по-прежнему - белогврадеец. Точно так же как я, скажем, Кирилл. Это - не политика даже. Это - социальная психология. Мой социальный функционал.

** И это также - загадка. Я не знаю, почему я белогвардеец, правда. Вот - только - пытаюсь догадываться.

** Я знаю точно, почему я - Кирилл:

Кирилл Серебренитский: Я - советский: тов. Сталин как обезъяна

** Я уже много лет ничем не занимаюсь – кроме плавания в глубинах истории; и поэтому, полагаю, имею все основания утверждать: любые исторические дискуссии, любые дискуссии с употреблением истории в качестве аргумента, (может быть, и просто – любые споры), - суть: 1) глупость 2) глупость 3) глупость, глупость, глупость.

** История – да, нужна; но, право же, - это лошадка, которая всегда сама лучше знает дорогу, - чем её кучер, вечно пьяненький (- опьянённый - политическими страстями, эстетическими и этическими пристрастиями, или просто– под воздействием очередной тяжкой дозы чтения чужих книжек).
Лучше возжи отпустить, и – смотреть, куда она сама, история, вывезет.

** Историю СССР изучать, - точнее, делать, сооружать из фактов, по горячим следам, пока их, фактов, так много, - должно и важно. Но выводы делать преждевременно. Лет двадцать ещё. Или сто. Пока не остынут страсти. И если не возгорятся – новые.

** Сталинские время, сталинские деятели, лично тов. И. В.Сталин, - меня никогда особенно не увлекали, и знаю я об этом всём немного.
Во времена моей юности был обвал книжек, где Сталина ругали; я их не читал, старательно избегая, (изрядный был я тогда – в чтении, - сноб), любого соприкосновения с всеобщим, модным, господствующим.
Сейчас много книжек, где Сталина хвалят.

Кирилл Серебренитский: Я - советский: из писем иерею МП РПЦ

** Патриархи Сергий, Алексий I, Пимен и прочие – не были, конечно, ересиархами и инфернальными злодеями; они просто шли вровень со всем населением СССР, с подавляющим его большинством. все, кто должен был учить, вещать, воспитывать - по роду деятельности: профессора, офицеры, адвокаты,литераторы, артисты, учителя, - так же старались (любой ценой) жить, - выживать, - в окровавленных стенах сталинского режима.
Говорили, писали, проповедовали – то, чтотребовалось: причём – бодро, старательно, сосредоточенно угадывая, действуя на опережение воли начальства.
Часто надевает овечью шкуру волк – опасаясь пастуха; но бывает, что, опасаясь волка, овечью шкуру вынужден натягивать пастырь. Можно это – понять; нельзя –осуждать; но следует ли – чтить?
Современный Савл, который осознанно остаётся именно Савлом; он создал даже своего рода философию – доказующую, что становиться Павлом - неудобно, непатриотично, просто по-человечески нехорошо по отношению к кесарю, несвоевременно. Притом сей Савл требует не просто старшинства среди Апостолов, а – безусловной власти над паствой (конечно, в пределах дозволенного кесарем). Единственное основание для этого,собственно, - это его, Савла, статус римского гражданина, которым он столь шумнои патетично кичится.
Исходя из этого, Савл уж никак не намерен делать шатры. Любое упоминание о шатрах - кромешная ересь.
Но – даже из практических соображений: стоит ли возлагать надежды – на нынешний Третий Рим?
Уже четвёртый Третий Рим, считая от времён Царя Алексея.
Восточная Фаланга - независимая исследовательская и консалтинговая группа, целью которой является изучение философии, геополитики, политологии, этнологии, религиоведения, искусства и литературы на принципах философии традиционализма. Исследования осуществляются в границах закона, базируясь на принципах свободы слова, плюрализма мнений, права на свободный доступ к информации и на научной методологии. Сайт не размещает материалы пропаганды национальной или социальной вражды, экстремизма, радикализма, тоталитаризма, призывов к нарушению действующего законодательства. Все материалы представляются на дискуссионной основе.

Східна Фаланга
- незалежна дослідницька та консалтингова група, що ставить на меті студії філософії, геополітики, політології, етнології, релігієзнавства, мистецтва й літератури на базі філософії традиціоналізму. Дослідження здійснюються в рамках закону, базуючись на принципах свободи слова, плюралізму, права на вільний доступ до інформації та на науковій методології. Сайт не містить пропаганди національної чи суспільної ворожнечі, екстремізму, радикалізму, тоталітаризму, порушення діючого законодавства. Всі матеріали публікуються на дискусійній основі.

CC

Если не указано иного, материалы журнала публикуются по лицензии Creative Commons BY NC SA 3.0

Эта лицензия позволяет другим перерабатывать, исправлять и развивать произведение на некоммерческой основе, до тех пор пока они упоминают оригинальное авторство и лицензируют производные работы на аналогичных лицензионных условиях. Пользователи могут не только получать и распространять произведение на условиях, идентичных данной лицензии («by-nc-sa»), но и переводить, создавать иные производные работы, основанные на этом произведении. Все новые произведения, основанные на этом, будут иметь одни и те же лицензии, поэтому все производные работы также будут носить некоммерческий характер.

Mesoeurasia

Mesoeurasia
MESOEURASIA: портал этноантропологии, геокультуры и политософии www.mesoeurasia.org

How do you like our website?

>
Рейтинг@Mail.ru